Гимн Сената СФ
Становясь соучастником сценических переживаний
5 Ноября
2021

Становясь соучастником сценических переживаний

Премьера балета «Белый лебедь» в театре оперы и балета имени Э. Сапаева - самая «свежая» на сегодня. Причем, «на сегодня» - ключевое слово, поскольку творческая интенсивность труппы уже готовит выпуск нового спектакля «Хрустальный дворец», а затем свет рампы вспыхнет еще для одной грандиозной постановки. Не иначе Синяя птица пролетела над этой сценой, одарив ее обитателей волшебным пером дерзновенных мечтаний, которые умело превращаются трудом в реальные произведения искусства.

Благодаря широте взглядов художественного руководителя театра Константина Иванова, афишу (в данном случае балетную) наполняют спектакли классического репертуара и те, в которых отражены поиски современных хореографов. В разные годы с театром сотрудничали Май Мурдмаа, Игорь Марков, Павел Глухов, Нина Мадан и Вячеслав Пегарев. Да и балетмейстер-постановщик «Белого лебедя» Денис Фейзов здесь не новичок: на его счету хореография мюзиклов «Юнона» и «Авось», «Иисус Христос - супер звезда», «Бременские музыканты», «Маугли и Лия: история любви», «Робин Гуд». Пристальный и внимательный к талантам, Иванов высмотрел Фейзова в марийском городке Всеволожске и мимо интересно мыслящего хореографа не прошел.

Так возник любопытный творческий проект постановки спектакля, собравшего авторов из разных регионов России. В основу либретто положен одноименный роман Виктора Добросоцкого. Об этом человеке стоит рассказать чуть подробнее. Российский государственный и общественный деятель, Виктор Иванович – личность богатая. Ученый, меценат, публицист - он буквально ворвался в пространство кинематографа и театра. Здесь на оперных и балетных подмостках уже нашел сценическое воплощение его роман «Продавец игрушек». Увлеченный российской историей, Виктор Добросоцкий готовит слушателям и зрителям новый сюрприз. Одно перечисление названий произведений, вышедших из-под пера Добросоцкого – «Ностальгия по будущему», «Унесенные мечтой, «Человек хочет стать морем, но…» - позволяют судить о философском и поэтическом складе его дарования. При этом серьезные темы раскрываются естественно без нажима, емким и живым языком. Так и основанные на литературном первоисточнике спектакли при всем их моралите прежде всего затрагивают эмоциональные струны души зрителя, заставляя размышлять и оставляя светлое «послевкусие».

Музыку к балету по либретто Добросоцкого написал татарский композитор Рашид Калимуллин. Благоговея пере традициями, он создал партитуру достаточно гармоничную. В ней звучат этнические мотивы, ритмы танго. «Долгий смычок» рисует поток реки жизни, нотки, подобны падающим с небес каплям или метроному, отсчитывающему секунды, а мистические пассажи отсылают к импрессионизму (дирижер Григорий Архипов).

Оформил спектакль художественный руководитель Костромского камерного драматического театра Борис Голодницкий. Спектакль решен с помощью очень современного технического оборудования. На арьер - экране в виде развивающегося на ветру платка или сорванного шквалистым порывом древесного листочка транслируются плывущие облака, кровеносная система человека, лесная опушка. По сцене разбросаны прожекторы-светлячки, которые испускают «танцующие» лучи. Их «поглощают» клубы легко дымка (художники по свету Николай Анисимов и Валентина Николаева). Но архитектурной доминантой становится огромный циферблат, подвешенный над сценой. Сейчас это популярная мода дорогих наручных часов - обнажать механизм винтиков и шестеренок. Тема времени, отмеряющего жизнь человека – важный образ спектакля, и огромный нависающий над головами циферблат то и дело меняет свой визуальный ракурс: то опускается и давит, то возносится, освобождая пространство.

Программка спектакля называет Константина Иванова художественным руководителем постановки. Однако, это не формальное причисление себя к авторам произведения. Иванов принял активное участие в создании драматургии и сценарного плана балета в содружестве с Фейзовым и предложил важные режиссерские ходы. Уверен, именно его академическая база помогла создать внятную канву спектакля. Впрочем, Иванов не перетягивает внимания на себя, отдавая дань Фейзову за его умение режиссерски выстроить структуру балета. Это действительно дорого стоит, ибо одноактный балет вместил множество сюжетных ситуаций, уже не говоря о передаче душевных мук и прозрений главного героя, которыми полнится роман Добросоцкого. Нашлось место и вполне бытовой атмосфере дискотек, стриптиз клуба, больничной палаты, но и художественно-поэтической условности, столь ценным в искусстве метафорам.

Хореографическую лексику я бы скорее назвал лапидарной. Фейзов строго отобрал набор движений, ограничив их дискотечным притопыванием, перекатами на полу привычными для contemporary dance, тяжеловесными прыжками, бегом. Кульминацией стал бесконечный бег обезумевшего героя, пытающегося убежать от себя. Он действует столь же пронзительно, как и стойка капельницы, в которую вцепился приговоренный болезнью герой, как в соломинку жизни.

Поясню. Главный герой спектакля – Сергей Северов из тех, кто давно ощутил себя абсолютным хозяином и господином всего и вся. Но за личный самолет, яхту и иные сверхприбыльные материальные блага, Сергей, сам того не сознавая, заплатил за деградацией личности, человечностью. Презрение к людям обернулось утратой чувства к жене. Она отвечает мужу той же монетой, пускается во все тяжкие с любовниками. Ради денег готова даже на преступление - на убийство супруга (эта коллизия также хоть и бегло, намечена в спектакле). Эмоциональное потрясение Сергея связано с медицинским диагнозом, который возвестил скорый конец его земного существования. Спасение приходит в образе чистой и светлой девушки Веры, возродившей в очерствелом сердце чувство любви. Эту способность Сергей вновь обретет в таинственном лесу, где уединенно живет бабушка Веры – Прасковья. Восстановив гармонию в себе, Сергей смог справиться с болезнью – кроющейся не сфере физической, но душевной.

Чуткие к различной стилистике марийские артисты вместе с педагогами Аллой Александровой, Марией Максимовой, Юлией Лангуевой и Александром Самохваловым восприняли эстетику балетмейстера. Если исходить из понимания артистами своих ролей, то налицо полное соответствие. Станислав Александров создал (пусть эпизодический) образ полупьяного развязного мажора Леонида – жениха Веры. Иван Мелехин преобразился в профессионального ловца женщин - стриптизера Олега. Прима-балерина театра Екатерина Байбаева умело интерпретировала роль степенной Прасковьи. Ее волосы, заплетенные множеством косичек-дредов, призрачно-белое одеяние заставляют скорее увидеть в Прасковье духа леса, окруженного фольклорными сказочными существами. Великолепная Анна Григорьева в роли жены Сергея словно списала свою Тамару с портрета Анастасии Волочковой: блондинистые пряди ниспадают до талии дождевыми струями, а огромный шаг, легко закидывает ногу на плечо партнера. Вера в исполнении Елены Раськиной несла доброту и сопереживание. Роман Стариков находит наиболее выигрышную подпитку в психологии и пластике роли Йегреса (черный человек, болезнь Сергея) и использует этот материал максимально, чтобы произвести на зрителя яркое впечатление. Разные проявления характера Сергея отлично переданы Артемом Васильевым. Какой-то бессмысленный угар ломает тело Сергея, потерявшего духовную опору, заставляя корчиться подобно гусенице на булавке энтомолога. Есть и артиста долгий пластический монолог в сопровождении текста – цитаты романа Добросоцкого, есть и танцевальный синхрон с Йегресом в момент духовного возрождения персонажа. И вот уже на сцене не Сергей и Вера, а прародители Адам и Ева, очищенные от житейской шелухи. Зритель чувствует актуальность постановки. Узнает многих персонажей из жизни и с новостных экранов. А может, кто-то всмотрится в спектакль, как в зеркало. И откроет для себя простую истину бытия.

Александр Максов